lebedinsky2

Categories:

Мразь

— А вам вообще нравится повышенное внимание к вашей персоне? – спрашивает Ксения Собчак, решившая взять интервью у скопинского маньяка Мохова, который в 2000 г. похитил и 4 года удерживал в сексуальном рабстве двух несовершеннолетних девочек, пальцы не гнутся эту дичь текстом набирать, сука.

— По кайфу, — отвечает ей Мохов.

Говорит, «от меня родила, больше не рожает. Надо опять мне заняться ею».

Что это вообще. Почему это в публичном пространстве, почему это на ютубе. Почему там 11к лайков. Почему Собчак берёт у него интервью.

И как мы до этого докатились вообще.

UPD.: Дорогие друзья, поймите правильно, нам на фамилию интервьюера в истории с беседой Мохова и Собчак глубоко плевать – это мог быть и Дудь, и ивангай или кто там ещё популярный в рядах виртуальной шоблы числится.

И то, что Мохов в интервью демонстрирует, что не перевоспитался, и теперь ему новую статью можно постараться подыскать – тоже глубоко фиолетово.

В сухом остатке имеем что: маньяк получил официальные 15 минут славы (в смысле, час) за действия, которые в голове здорового человека просто не укладываются. Он там нашутился, наулыбался, покрасовался, даже президента приплёл.

Это теперь для любого больного на голову животного готовый modus operandi. Так нельзя делать. Записала, дура, такое интервью, сдай его правоохранителям, а не на ютуб выкладывай.

Простите, слова не подбираются.

И не могу не привести комментарий Александра Коца:

Можно подумать, Ксения Анатольевна до этого интервью была моральным камертоном всея Руси. А тут вдруг на тебе — такое грехопадение. Собчак вполне себе в своем «стиле».

Посмотрел я это «творение» из профессионального интереса. Тут за что ни возьмись, все равно получается «Дом–2». С обсуждением на лобном сексуальных достоинств «героя» («Три раза за ночь?! Уверяю вас, не каждый так может» — восхищается Собчак), его «трепетных» чувств к жертве («Мы вместе купались, я ей спинку тер»), количество сеансов онанизма в день после освобождения («По два раза смотрю порнографию»).

Омерзение вызывает не то, что он рассказывает. В конце концов, это не сильно по жанру отличается от того, что мы ежедневно видим в ток–шоу на телевидении. А то, как он себя ощущает в присутствии Ксении Анатольевны — героем–любовником и жертвой одновременно. И она ему это позволяет, вместо того, чтобы размазать тварь глаголом по гнилой стене.

«Полицейские меня охраняют, чтоб окна никто не разбил, молодцы».

«Повышенное внимание мне по кайфу».

«Оступился немножко, с кем не бывает».

«Убить не мог, отпустить тоже боялся, получается, заложником оказался».

Ну и «вишенка на торте», которую Собчак ну никак не могла отрезать в корзину. Это было вне контекста, без привязки к истории в целом или какому–то эпизоду в частности:
«Сел при Путине, освободился при Путине, наверно и помру при Путине».

Очень на это надеюсь. Вот только что он может натворить до этого момента, если даже во время интервью «раздраконенный» воспоминаниями, выбегает «в туалет». И никаких сожалений или угрызений совести он не испытывает. Ведь им восхитилась сама Ксения Собчак. А он ведь еще ого–го...

Можно убрать девушку из «Дома–2», но «Дом–2» из нее не вытравить ничем.»

Александр Коц ©

Источник

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →