Игорь (lebedinsky2) wrote,
Игорь
lebedinsky2

Когда она, гремя костями, на пороге (Алек Иванов)

"Последнее время в России, читая и слушая мнение людей о войне, невольно диву даешься их наивности. Речь, поясню, идет о возможной третьей мировой войне. Какие проблемы обсуждаются – это курам на смех… «Нам перестанут поставлять айфоны», «Интернет американский, значит, нас полностью отключат», «россиянам массово запретят выезжать за рубеж». Так и хочется спросить: вас почему из дурдома выпустили, ведь вы же явно недолечены?

Казалось бы – ну возьми ты в руки многотомник «История Второй мировой войны». Уже ПРОШИБАЕТ. Ну посмотри ты черно-белую кинохронику. Если ты упоротый эльф, тогда будем ближе к реальности и изучим видеоролики из Афгана, Чечни, Югославии, Ирака, Сирии и так далее. Там же все в цвете… Но нет, куда там. О войне ты рассуждаешь как о плановом отключении горячей воды летом: неудобно, неприятно, но не более.

Война… О ней легко думать и так же легко НЕ думать, когда она где-то там, далеко, на экранах телевизоров. Самолеты, бомбящие с пикирования жилые кварталы, гаубицы, долбящие с закрытых позиций «по площадям», реактивные «Грады», вспахивающие 122-миллиметровыми снарядами населенные пункты – это все вызывает возмущение, отвращение, страх, ненависть. Но в реальности это может вызвать предсмертную диарею даже у самого смелого, как он о себе полагает, человека.

Понимаешь, друг, это серьезная трагедия – не суметь поехать в отпуске в Турцию или на курорты Италии. Тебе придется довольствоваться озером Байкал либо любоваться красотами Карелии. Это чудовищно. Еще серьезнее, если вместо настоящего iPhone нужно будет покупать китайский безымянный «мобильник». Ну а без Интернета люди вообще умирают в течение двух-трех суток. Быстрее, чем без воды. Причем наиболее сильные «ломки», приводящие к гибели, вызывают не энциклопедии типа Кирилла-Мефодия, и даже не Вики, а социальные сети. Как жить, если за 24 часа никто не поставил «лайк» твоей новой фоточке? Что делать, если у тебя меньше 1000 «друзей»?

Сарказм режим off. Война, когда она стоит на твоем пороге – это уже плохо. Гораздо хуже будет, когда Костлявая этот порог перешагнет и зайдет к тебе в дом. Заваривая в ржавой консервной банке над костром чудом найденный в развалинах пакет лапши или готовя на углях вонючего городского голубя, ты, разумеется, вспомнишь свой отдых в Анталии (хотя бы питание «все включено») – но это будет весьма отстраненное от реальности воспоминание. А вот про аккаунт в «социалке» - уже вряд ли. И не смартфон тебе потребуется, а банальная керосиновая лампа, потому что ночью темно и страшно, а электричества нет и в ближайшие годы скорее всего не будет. Да, разнообразные модные «в летнем сезоне» бренды раз и навсегда уступят место брендам а-ля «ватник стеганый образца 1951 года» и «одеяло солдатское».

Теперь представь, что твой город или поселок оказался под оккупацией. Добрые оккупанты бывают только в либеральных сказках или в долгосрочной перспективе (как это было с советскими оккупантами, которые под угрозой автомата строили на захваченных землях жилые дома, фабрики и больницы). В нашем гипотетическом случае оккупантами будут не «кровавые коммунисты» с их ГУЛАГами и «жидокомиссарами», а носители подлинной демократии. Но, хочу напомнить, что эти «носители» - серьезные параноики и жизнь своего солдата ценят куда как дороже, нежели вашу. И если вдруг американскому солдату покажется, что ты приближаешься к нему не попросить кусок хлеба, а с целью… ну, скажем, умереть шахидом – тебя расстреляют из пулемета без суда и следствия. Оккупация – она такая. Да, про митинги и прочие вольности тоже можно будет забыть, за это – расстрел. И не мечтай, что ради тебя вспомнят про человеколюбивые конвенции, они – для ЛЮДЕЙ, а не для населения оккупированных территорий.

А даже если эта война, не пофарти ей начаться, будет для твоей страны победоносной, и враг никогда не придет к тебе домой – что с того? Если ты мужчина, то тебя мобилизуют. Все эти отмазки «да я к бабушке в деревню уеду», «да я откажусь», «да я скажу, что я баптист-кришнаит» - это все для мирного времени, чтобы от армии «откосить». Настоящая война и слов-то таких не знает. Если сильно повезет, будешь мыть горшки в военном госпитале. Если нет – закопают в ближайшем овраге, как только откажешься взять в руки оружие. Если ты женщина – попадешь в тот же госпиталь, или на полевую кухню. Кто избежит мобилизации в армию – окажется мобилизован на завод, где по 14 часов в день станет собирать по готовому образцу автоматы и точить на станке корпуса мин. И вновь – не нужно рассказывать басни про то, что «новая война будет не как в 41-м». Да, она будет иной, но и ядерного Апокалипсиса не случится. По крайней мере, сразу. Пока одна из сторон не начнет фатально проигрывать. Сначала сражаться будут обычные солдаты. Хотя бы потому, что так тупо дешевле. За одну баллистическую ракету можно купить тысячу или две таких как ты.

Мировая война потому называется мировой, что она затрагивает ВСЕХ. Весь МIР – по старо-русски, значит «общество». Нельзя быть извне ее. И принцип «моя хата с краю» не сработает. Разве что в тайге, в глухих уголках, можно спрятаться и забыть про войну, но тогда какой смысл вообще жить? Ты ведь даже знать не будешь: под кем твоя страна – под немцами, американцами, китайцами? Да и не получится у тебя, среднестатистического гражданина, такой финт ушами. Без благ цивилизации выживать нужно еще уметь, а банальный грипп, банальное заражение крови в отсутствие хирурга и антибиотиков равносильны смерти. А она, Костлявая, никогда не дремлет".
http://www.proza.ru/2014/07/27/1267
Tags: Война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments